• +7 (351) 214-76-67
  • info@uca-74.ru
  • г. Челябинск, пр. Ленина, 21-В, офис 713

Статистика компании

в предоставление юридических услуг

Взыскание компенсации морального вреда

Дело № 2-253/2018

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

04 июля 2018 года                                                                                                                 г. Пласт

Пластский городской суд Челябинской области в составе:

председательствующего Данилкиной А.Л., при секретаре Бобылковой П.И., с участием прокурора Агиновой Е.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску истца 1, истца 2, истца 3 к ответчику о взыскании компенсации морального вреда,

установил:

Истец 1, Истец 2, Истец 3 обратились в суд с иском к ответчику о взыскании компенсации морального вреда, причиненного смертью Ш.С.Г. вследствие несчастного случая на производстве, возникшего по вине ответчика, в размере [сумма] в пользу каждой, расходов по оплате государственной пошлины.

В обоснование иска указали, что Ш.С.Г. являлся работником ответчика, работал в качестве проходчика старшего звена. ДД.ММ.ГГ. был направлен в составе бригады проходчиков на ведение работ в руднике «***», участок «***» на 3 подэтажном штреке блока №, горизонт 700 метров, в первую смену ДД.ММ.ГГ. ДД.ММ.ГГ. во время обхода горным мастером К.К.О. был обнаружен вывал горной массы. Из-под завала было извлечено тело Ш.С.Г., смерть Ш.С.Г. наступила ДД.ММ.ГГ. По факту несчастного случая на производстве следственным отделом следственного управления Следственного комитета РФ по Челябинской области возбуждено уголовное дело. По итогам расследования комиссией был составлен акт № от ДД.ММ.ГГГГ о несчастном случае на производстве по форме Н-1. Комиссией установлены обстоятельства несчастного случая, исследовались причины, повлекшие несчастный случай, были установлены лица, допустившие нарушения, вследствие которых имел место несчастный случай, повлекший смерь Ш.С.Г. Таковыми признаны работники ответчика. Истец 1 является супругой погибшего Ш.С.Г. В браке у них родилась дочь истец 2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, до заключения брака родилась дочь истец 2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения. Смерть Ш.С.Г. причинила его жене и дочерям значительные физические и нравственные страдания. Их семья была крепкой, дружной, порядочной и полноценной, погибший был заботливым и любящим мужем и отцом, во всем помогавшим своим близким. Истец 1 за годы брака, продлившегося почти тридцать лет, не работала, занималась домом и детьми. Смерть супруга стала для нее сильным ударом, ею перенесены значительные нравственные страдания, подорвавшие в том числе и здоровье, она несколько раз обращалась за медицинской помощью, продолжает пить лекарства. Дочерям смерть отца также принесла сильные нравственные и физические страдания, которые выразились постоянным недосыпом, вызванным постоянным стрессом и переживаниями за мать, страданием от горя, вызванного смертью отца, головными болями, принятием лекарств. Физические и нравственные страдания жены и дочерей погибшего связаны в том числе с их материальным положением, поскольку Ш.С.Г. был единственным источником дохода семьи. Истец 1 нигде не работала, занималась хозяйством, старшая дочь работает и пытается помочь матери, младшая дочь проходит обучение.

В ходе расследования причин несчастного случая, повлекшего гибель Ш.С.Г., было установлено, что ответчик свои обязательства по обеспечению безопасности и соблюдению условий охраны труда шахтеров-проходчиков не выполняло систематически, что отражено в акте от ДД.ММ.ГГГГ № о несчастном случае на производстве. Комиссией также установлено, что со стороны погибшего Ш.С.Г. имела место грубая неосторожность в размере 25%, которая сложилась из двух факторов – отсутствие крепи и нахождение на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, поскольку согласно акта судебно-химического исследования № от ДД.ММ.ГГГГ в крови трупа Ш.С.Г. был обнаружен этиловый спирт в концентрации 0,6 промилле. Согласно Методическим указаниям о судебно-медицинской диагностике смертельных отравлений алкоголем и допускаемых при этом ошибках, содержание в крови алкоголя от 0,5 до 1,5 промилле признает легким опьянением, которое не оказывает значительного влияния на поведение, критичность мышления, координацию движений и иные физиологические и психологические функции организма. Кроме того, труп Ш.С.Г. был извлечен из-под завала спустя более суток, в науке имеется точка зрения, что возможен неогенез этанола постмортально в размере до 0,5-0,7 промилле. При столь низком содержании алкоголя в крови сложно сказать однозначно, когда этанол поступил в кровь – прижизненно или уже после смерти. Также считают ошибочным вывод комиссии о наличии вины погибшего Ш.С.Г. в части необеспечения безопасности себя и других работников при проведении работы, выразившемся в том, что им не была установлена постоянная крепь в подэтажном штреке. Именно деятельностью ответчика в шахтах был причинен летальный вред жизни Ш.С.Г., в связи с чем ответчик обязаны возместить вред, причиненный смертью погибшего проходчика. Моральный вред, причиненный физическими и нравственными страданиями, перенесенными истцами оцениваются в размере 1 600 000 рублей в пользу каждой, которую считают разумной и справедливой за пережитые страдания.

Истцы надлежаще извещенные о времени и месте судебного заседания, не явились.

В судебном заседании представитель истцов, действующий на основании доверенностей от ДД.ММ.ГГГГ от ДД.ММ.ГГГГ, исковые требования поддержал.

Представитель ответчика, действующий на основании доверенности № от ДД.ММ.ГГГГ., иск не признал, ссылаясь на то, что умышленные осознанные действия погибшего Ш.С.Г. в потреблении алкоголя на рабочем месте и не возведения постоянной крепи в подэтажном штреке, привели к возникновению несчастного случая. Просил учесть, что ответчиком была выплачена компенсация морального вреда супруге истец 1 в размере [сумма], матери Т.Т.А. в размере [сумма]. Письменный отзыв представителя ответчика приобщен к делу.

Заслушав представителей сторон, заключение прокурора, полагавшей, что иск подлежит удовлетворению с учетом разумности и справедливости, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В силу ч. 1 ст. 212 Трудового кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Согласно п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Пунктом 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

В силу ст. 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное.

При причинении вреда жизни и здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

В соответствии со ст. 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд, в силу ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

На основании ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В судебном заседании установлено и следует из материалов дела, что Ш.С.Г. и истец 1 состояли в зарегистрированном браке с ДД.ММ.ГГГГ.

Истец 2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, и истец 3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, являются дочерьми Ш.С.Г. и истца 1, что подтверждено свидетельствами о рождении.

Согласно представленной справки Ш.С.Г., истец 1, истец 2, истец 3 на день смерти Ш.С.Г. ДД.ММ.ГГГГ зарегистрированы по месту жительства по адресу: <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ. Ш.С.Г. был принят подземным проходчиком шахты «***»  ответчика, с ним заключен трудовой договор, с ДД.ММ.ГГГГ. переведен на подземный горный участок «***» шахты «***» в той же должности. ДД.ММ.ГГГГ. трудовой договор был прекращен в связи со смертью работника (п. 6 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации). Указанные обстоятельства подтверждены копией трудовой книжки, приказами о приеме на работу и прекращении трудового договора.

Ответчик является опасным производственным объектом в связи с чем зарегистрировано в государственном реестре опасных производственных объектов в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 года № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» за номером №, что подтверждается свидетельством о регистрации в государственном реестре опасных производственных объектов.

В перечень опасных производственных объектов ответчика входит шахта «***».

По факту несчастного случая на участке «***» рудника шахта «***» было проведено расследование и составлен акт № от ДД.ММ.ГГГГ.

Как следует из акта, ДД.ММ.ГГГГ начальник участка В.И.Н. выдал наряд-задание бригаде проходчиков в составе Ш.С.Г. (старшего звена) и Б.М.С. на ведение работ в блоке № горизонт 700 метров в 1 смену. Из показаний пострадавшего Б.М.С. установлено, что на начало смены крепление на подэтаже № блока № гор. 700 м. отсутствовало. Во время смены Б.М.С. и Б.А.С. доставили лесоматериал к рудопуску, в котором в дальнейшем перекрыли рудопуск по причине того, что было раздавлено перекрытие рудопуска. Ш.С.Г. бурил шпуры под крепление. Во время второго обхода по рабочим местом горный мастер К.К.О. прибыл в блок № и увидел вывал горной массы на подэтажном штреке № блока № гор. 700 м и сообщил информацию дежурному диспетчеру. ДД.ММ.ГГ. без признаков жизни был освобожден из под завала Б.А.С. ДД.ММ.ГГ. без признаков жизни был эвакуирован из под завала Ш.С.Г.

Согласно акту причинами несчастного случая со смертельным исходом, являются: нарушение технологического процесса: ведение очистных работ в подэтажном штреке № блока № гор. 700 м при отсутствии крепи на участке штрека протяженностью 6м., ведение очистных работ в двух сближенных параллельных жилах, расположенных на расстоянии 18-20 метров друг от друга, что привело к наложению зон концентрации горного давления и увеличению значений напряжений в краевых частях очистных пространств; ведение горных работ с оставление неотработанных целиков в блоках по жиле; нарушение требований ст. 9, 11 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», п. 7, 8, 10, 11, 19, 24, 37, 83 Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила безопасности при ведении горных работ и переработке твердых полезных ископаемых», утвержденных приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 11 декабря 2013 года № 599; неудовлетворительная организация производства работ в части отсутствия на предприятии службы прогнозов и предупреждения горных ударов; недостаточный производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности на шахте «***»; нарушение ст. 214 Трудового кодекса Российской Федерации; нарушение работниками трудового распорядка и дисциплины труда (п. 6.6. правил внутреннего трудового распорядка).

Лицами, допустившими нарушения требований охраны труда, признаны: главный инженер ответчика Ч.Ю.А., не обеспечивший производственный контроль за соблюдением работниками опасных производственных объектов требований промышленной безопасности: создание службы прогноза и предупреждения горных ударов; главный технический руководитель по охране труда и промышленной безопасности ответчика Ш.В.Г., не обеспечивший производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте; начальник шахты «****» Т.Е.А., не обеспечивший производственный контроль за соблюдением работниками опасных производственных объектов требований промышленной безопасности, не обеспечил создание службы прогноза и предупреждения горных ударов; главный инженер шахты «***» В.Е.А., не обеспечивший производственный контроль за соблюдением работниками опасных производственных объектов требований промышленной безопасности, не обеспечил создание службы прогноза и предупреждения горных ударов; заместитель главного инженера по промышленной безопасности и производственному контролю шахты «***» Б.А.В., не обеспечивший систематический контроль соблюдения руководителями участков и служб действующих постановлений и распоряжений по предприятию, законодательных актов о труде, инструкций и норм по промышленной безопасности; начальник подземного горного участка «***» шахты «***» В.И.Н., не обеспечивший осуществление производственного контроля и создание безопасных условий труда на участке, контроля за соблюдением паспортов крепления; соблюдения технологического процесса; не проверившего качество выполнения работ во всех сменах; горные мастера подземного горного участка «***» К.К.О. и З.А.В., не обеспечившие безопасное производство работ, контроль за качеством крепления горных выработок при производстве работ, за соблюдением работниками правил охраны труда и промышленной безопасности, при обходе рабочих мест не проверил выполнение выданного наряда работникам; проходчик подземного горного участка «***» Б.А.С., который нарушил трудовой распорядок и дисциплину труда, в том числе находился на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения и самовольно покинул рабочее место без изменения наряд-задания горным мастером участка; проходчик подземного горного участка «***» Ш.С.Г., который нарушил трудовой распорядок и дисциплину труда, в том числе находился на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения и не возвел постоянную крепь в подэтажном штреке № блока № гор. 700 м на протяжении восьми метров между рудопусками; проходчик подземного горного участка «***» Б.М.С., который нарушил трудовой распорядок и дисциплину труда, в том числе не возвел постоянную крепь в подэтажном штреке № блока № гор. 700 м на протяжении восьми метров между рудопусками и самовольно покинул рабочее место без изменения наряд-задания горным мастером участка.

Комиссия, проводившая расследование, установила, факт грубой неосторожности со стороны проходчика подземного горного участка «***» Ш.С.Г. в размере 25%.

Причины несчастного случая на производстве со смертельным исходом, обстоятельства, установленные в ходе расследования несчастного случая, как и сам акт о несчастном случае на производстве, сторонами в установленном законом порядке, не оспаривались.

Трудовым законодательством обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда, соответствующих государственным нормативным требованиям охраны труда, возлагается на работодателя (статьи 22, 212, 220 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье и т.п.). Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии с п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

Принимая во внимание, что гибель родственника и близкого человека сама по себе является необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие родственников и членов семьи, а также неимущественное право на родственные и семейные связи, то суд приходит к выводу о причинении истцам морального вреда.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом денежная компенсация должна лишь отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Утрата близкого человека рассматривается в качестве наиболее сильного переживания, влекущего состояние субъективного стресса и эмоционального расстройства, препятствующего социальному функционированию и адаптации лица к новым жизненным обстоятельствам.

Исходя из изложенного, поскольку близкие родственники во всех случаях испытывают нравственные страдания, вызванные смертью потерпевшего, факт причинения им морального вреда предполагается и установлению подлежит лишь размер его компенсации.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание обстоятельства дела, степень пережитых истцом 1, истцом 2, истцом 3, нравственных страданий, причиненных гибелью супруга и отца Ш.С.Г.г., на помощь и поддержку которого они могли рассчитывать, невосполнимость и боль утраты близкого человека.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что истец 1 является женой погибшего Ш.С.Г., с супругом они прожили 23 года, на момент смерти проживали совместно, вели совместное хозяйство.

Истцы являются дочерьми погибшего Ш.С.Г., проживали вместе с отцом, имели близкие отношения. Смерть родителя, несомненно, является наиболее тяжелым и необратимым по своим последствиям событием, влекущим глубокие и тяжкие страдания, переживания, вызванные такой утратой, затрагивающие личность, психику, здоровье, самочувствие и настроение детей.

Вместе с тем, при определении размера компенсации морального вреда, суд принимает во внимание наличие в действиях Ш.С.Г. грубой неосторожности (установленная степень вины 25%), содействовавшей возникновению вреда, причиненного его здоровью, что отражено в акте о несчастном случае на производстве № от ДД.ММ.ГГГГ, а также то обстоятельство, что несчастный случай на опасном производственном объекте, эксплуатируемом ответчиком, произошел, в том числе, по вине работодателя, не обеспечившего безопасные условия и охрану труда, производственный контроль за соблюдением работниками правил охраны труда и промышленной безопасности.

Доводы истцов, изложенные в исковом заявлении о том, что комиссией установлено в действиях Ш.С.Г. грубой неосторожности в размере 25%, состоящей в нахождении на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения и отсутствии постоянной крепи, представляются не соответствующими действительности, судом не принимаются во внимание, поскольку степень грубой неосторожности работника Ш.С.Г. установлена актом о несчастном случае на производстве, который в данной части не был признан незаконным и не был отменен.

Кроме того, при определении размера компенсации морального вреда судом учитывается, что ответчик оказало материальную помощь родственникам погибшего Ш.С.Г. в результате несчастного случая, выплатив супруге [сумма] – материальную помощь на похороны, [сумма] – компенсацию морального вреда, матери Т.Т.А. [сумма] – компенсацию морального вреда. Данный факт подтвердил в судебном заседании представитель истцов. Представитель истцов также пояснил, что сумма в счет компенсации морального вреда, переданная супруге истец 1, была потрачена, в том числе и на детей.

Поскольку исследованные доказательства в их совокупности свидетельствуют о том, что в результате действий (бездействия) ответчика нарушено право истцов на обладание родственными и семейными связями; на помощь, поддержку и заботу супруга и отца, учитывая невосполнимость утраты близкого человека, суд, исходя из требований разумности и справедливости, с учетом выплаченной ответчиком в добровольном порядке компенсации морального вреда истцу 1 в размере [сумма], считает необходимым взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в пользу истца 1 – [сумма], в пользу истца 2 – [сумма], в пользу истца 3 – [сумма].

Статья 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает размер государственной пошлины при подаче искового заявления неимущественного характера для физических лиц – 300 рублей.

Подпункт 3 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает освобождение от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, истцов – по искам о возмещении вреда, причиненного жизни ли здоровью застрахованного.

Вместе с тем, при подаче иска истцами была оплачена государственная пошлина в размере 300 рублей, по 100 рублей каждым из истцов.

В силу ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Таким образом, с ответчика в пользу истцов подлежат взысканию судебные расходы по оплате государственной пошлины по 100 (сто) рублей 00 копеек в пользу каждой.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-198 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд

решил:

Исковые требования о взыскании компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с ответчика в пользу истца 1 компенсацию морального вреда в размере [сумма].

Взыскать с ответчика в пользу истца 2 компенсацию морального вреда в размере [сумма].

Взыскать с ответчика в пользу истца 3 компенсацию морального вреда в размере [сумма].

В остальной части исковых требований о взыскании компенсации морального вреда отказать.

Взыскать с ответчика расходы по оплате государственной пошлины по 100 (сто) рублей 00 копеек в пользу каждой.

 

 

Отзывы о компании

Все права защищены © Консалтинговая Группа "ЛАЛ" 2021. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка

Этот сайт использует «cookies». Также сайт использует Интернет-сервис для сбора технических данных касательно посетителей с целью получения маркетинговой и статистической информации. Условия обработки данных посетителей сайта см. в Политике конфиденциальности. В случае Вашего отказа от продолжения работы с сайтом закройте пожалуйста страницу с нашим сайтом. Условия использования «cookies» см. в Правилах пользования сайтом.

   Для подтверждения Вашего согласия на обработку данных на указанных выше условиях нажмите "Согласен(на)".
EU Cookie Directive plugin by www.channeldigital.co.uk